Народный портал города Лида - Новая Лида

 Курсы валют
Курсы НБ РБ на 10.04.2020
100 Гривен 9.2229падение
1 Доллар США 2.516падение
1 Евро 2.7364падение
10 Злотых 6.026падение
100 Российских рублей 3.3744рост
 Пользователь
Имя
Пароль
 Поиск

В маленьком городе Лида: что я ещё помню о войне, Устинова Н.К.

Подпольная деятельность

Тогда осенью 1942 года и меня, и брата Алексея ранило. Нам дали мину, чтобы я с братом ее на хуторе, недалеко от Лиды, подложили к сараю, где жили фашисты. Во дворе была собака, она залаяла, выскочил немец. Он начал стрелять. Меня ранило в левую руку, а брата в руку. До города еле добрались. И нельзя было обращаться к врачу: прикладывали тряпку, намоченную самогонкой и марганцовкой…

После установления связи подпольщиков железнодорожного депо Лида с командованием партизанского отряда «Искра» деятельность подпольщиков активизировалась Сестра Мотя посылала меня с братом на железнодорожную станцию. Мы должны были сообщать информацию о перевезенных фашистами грузах. Лида — крупный железнодорожный узел, 4 направления (на Вильно, на Гродно, на Барановичи и на Молодечно). А немцы были большими аккуратистами. В каждый состав в каждый вагон они вкладывали «накладную», где было по-немецки на небольшом листочке написано о содержимом вагона. Записывать нам было нельзя. Предлог под которым мы ходили на станцию был всегда один: что мы были голодные, просили хлеб и пытались поменять нехитрые свои пожитки на еду. Кроме путейцев по пропускам и нас подростков местное население туда не допускалось. От недоедания мы были маленькие и худенькие. Конечно, как мы могли все предусмотреть? В нас стреляли и неоднократно. ..Брата Алексея там еще раз ранили в правую руку, но кость не повредило. Около месяца лечил Алешу врач, дальний родственник пани Жолнерчик. Как уцелели, не знаю.

Много информации мы собирали через власовцев. Они приносили маме стирать белье: «Чтобы в среду было готово, а в четверг едем на облаву на партизан». Миша (один из власовцев) ухаживал за Мотей и часто за 10–15 минут до операции прибегал к Моте попрощаться. Меня или Алешу Мотя сразу после получения информации отсылала в установленное место с донесением. В основном через человека по фамилии Врона (Ворона по нашему, у них фамилии короче). Тот сам уже передавал в отряд, а оттуда уже в Москву. А еще эту же информацию передавали через Онацко Елену, с которой я до сих пор общаюсь.

Часто приносили листовки. Эти листовки прятали, или уносили по другому адресу, или сами наклеивали, подбрасывали.

Алеша выменивал у немецких солдат сапоги, шерстяные свитера, батарейки к фонарикам, сами фонарики на масло, сало, яички и переправлялись в отряд для партизан. Нужны были одежда и обувь. Доставали бинты, вату, йод, медикаменты через девушек. Все переправлялось в отряд. Бывало один человек принесет в дом, а завтра приходит другой и уносит.

У нас во дворе стоял колодец и железная дорога совсем рядом. Если останавливался эшелон, то обязательно бежали к нам за водой. Однажды пришли к Моте подпольщики для очередного задания и в это время с эшелеона пришли немцы. Немцы где-то уже раздобыли яичек и хотели их сварить. Они стали объяснять нашей бабушке, что надо затопить печку, а перепуганная бабуля не понимает. А немец кричит: «Коген, коген». Еле-еле разобрались. Эти люди поспешили уйти.

Переправка военнопленных в отряд

Через нас партизаны узнали, что в Лиде есть около 70 человек из наших бывших красноармейцев, попавших в плен, работавших в депо Лида на тяжелых работах. Эти пленные попали туда из лагеря в Шауляе осенью 1941 года. Из строя приказали выйти тем, кто работал железнодорожником. После этого устроили им экзамен: тех, кто знал, сколько колес у паровоза, отправили на легкие работы, а тех, кто не знал — на тяжелые. Жили они поначалу в вагонах под проволокой и охраной. Стояла осень, а вагоны не отапливались. Первым дружбу с пленными свел завел мой брат Алеша, ему было тогда около 12 лет. Они ходил в депо, собирал карбид для фонаря, щепки для печки. Иногда носил им гостинцы. Потом понадобились вагоны, немцы считали, что война вот-вот окончится и разрешили немцам поселиться в двух улицах вдоль железнодорожной линии.

Партизаны решили связаться с ними, пришли к нам, и договорились с пленными. И вскоре группа из пленных ушла в партизаны. Ребята были разутые, раздетые. Это был уже октябрь 1942 года. Среди военнопленных оказался один немецкий агент, но ребята его вычислили и перерезали бритвой горло и он не успел никого выдать.

Приближалась весна 1943 года. Я знала, что остальные пленные собирались уйти в отряд, но не знала в какой день. Часто приходили к нам люди, связные. Мотя сама ходила часто куда-то на связь, встречалась на старом польском кладбище. Пленные все чаще стали собираться у нас в доме.

И в марте 1943 г. в отряд партизанский собирались уйти остальные пленные ребята. Путь предстоял долгий и трудный, они понимали кому-то не доведется дожить до мирных дней. 11 марта у нас собрали проводы для этих ребят: сварили ведро картошки ребята принесли самогонки, яичек. Было их тогда, уходящих, 15 человек.

И тогда произошел смешной случай. Пригнали к нам в Лиду весной 1943 года полторы тысячи власовцев, ходили они в немецкой форме. Иду я однажды по улице, а навстречу идет колонна немцев и поет: «Распрягайте хлопцы кони». Но самый смешной случай был не с этим. Часть их оставили в городе. Они сразу спросили в городе: «Где у вас тут живут русские?». Они в основном все были с России, хотелось родных лиц и говорили по белоруски не очень. Им указали на нас. И они стали к нам ходить, сменяясь с дежурства.

И вот в этот день встретились пленные, уходящие в отряд, и власовцы, пришедшие к нам пообщаться. У власовцев тоже была самогонка, консервы. Выглядели власовцы хорошо, а наши ребята худые и слабые от недоедания. Власовцы обратились к маме с вопросом по какому поводу эта компания. Мама конечно испугалась, но стала убеждать, что у Алеши день рождения и у кого-то из пленных тоже. Мы боялись, что передерутся и нас арестуют. Ребята пленные с голодухи быстро опьянели и стали задавать дурацкие вопросы:

— А если пошлют на партизан?

— А чего нам у нас тачанка, техника, а у тех два патрона на роту.

— А если там твой брат?

— Мне от Советов хорошего ждать нечего. Отца под Орлом раскулачили.

— А если завтра наши придут, а ты в этой форме?

— А чего нам. Фронт ближе, мы дальше.

Боялись жутко. Сейчас даже представить трудно — домик, где мы жили, маленький совсем метров 8–9, а умещалось туда человек 30 ребят военнопленных, приходивших к нам пообщаться. Потом основную часть власовцев перебросили под Минск и мы уже не имели возможность предупреждать заранее об опасности.

Осенью 1943 года в Лиду прибыл отряд из военнопленных для охраны железной дороги (охраняли железнодорожный вокзал, переезд, вокзал, стрелочный перевод, водокачку). Их называли «черная полиция», а поляки — «чалдоны».

30 января 1944 года мы с братом в две смены отправили в отряд партизанам человек из этих военнопленных. Познакомились мы с ними осенью 1943 года, где в октябре нам дали такое задание. Конечно, мы до последнего боялись, что они нас предадут, будет провал. С отряда приходили от командования, познакомились с «чалдонами» и те в гитлеровский праздник 30 января 1944 года пришли в отряд с оружием, с двойной нормой патронов. И смена, что менялась, и та, что заступала, и сам командир взвода ушли в отряд (он так и составлял смену). Уходя, взорвали пост центрального управления железнодорожными стрелками..

Сколько мы при этом натерпелись, рисковали…Вдруг кто предаст?!. .Из ушедших с нашей помощью ребят в основном были сформированы отряды «Искра» партизанской бригады им. Кирова, отряд «За Советскую Белоруссию» и отряд «Балтиец».

Страница 4 из 6 << < 1 2 3 4 5 6 > >>
09.07.09 / Просмотров: 48543 / ]]>Печать]]>
 
 Реклама

 Погода в Лиде
Лида, Беларусь
Сейчас: +10 °C
Пасмурно
 Опросы
Готовы ли Вы радикально изменить свою жизнь?
Никогда не задумывался об этом
Иногда абстрактно думаю, что было бы неплохо это сделать
Собираюсь это сделать в обозримом будущем
Сейчас в процессе изменений
© 2020 НИРП "Новая Лида". v. Hermes. TERMS OF USE || Privacy Information.